Август девятнадцатого года» или колчаковские контрразведчики об отношении населения к войне

«Август девятнадцатого года» или колчаковские контрразведчики об отношении населения к войне. Часть 2.

И так, войска Колчака отступают все дальше на восток. Белая контрразведка установила инертность крестьян, большая часть которых не собиралась поддерживать антибольшевистские формирования.

Но что с остальными слоями населения Сибири?

Опорой белых в сибирском регионе были казаки и. башкиры. Все дело было в богатом материальном положении этих групп населения: им было что терять при появлении большевиков. Казаки, помимо прочего, боялись репрессий и расплаты: они почти поголовно успели повоевать в антибольшевистских формированиях, многие принимали участие в расправах над коммунистами:

«. Казачье население Челябинского и Троицкого уездов в массе своей настроены против большевиков. Прихода красных боятся, особенно в тех станицах, где были расстрелы большевиков. »

Но при всем при этом настроения в казачьей среде были неоднородны: кто-то предлагал стоять до последнего, иные — отступать вглубь Сибири или сдаваться на милость победителей.

Проблема для белых заключалась в том, что основная масса казаков уже была мобилизована, эти области свои возможности исчерпали, некоторые станицы фактически обезлюдели.

«. В казачьих станицах остались только женщины и дети, а все мужское население — даже подростки и старики — взялось за оружие. »

Башкиры также опасались прихода большевиков:

«. В районе д. Мулдакаевой Троицкого уезда говорят, что рады биться с красными, лишь бы только была мобилизация. Большинство боится большевиков, но остается на местах. »

Уральский казак на агитационном плакате белых.

Однако это все — немногочисленная часть населения. Гораздо больше в регионе было крестьян (о настроениях которых я уже сказал) и рабочих.

Подавляющее большинство рабочих, за исключением «богатеев» из «предприятий, хорошо оплачивающих труд (Петропавловск, Курган, мастерские Челябинского уездного земства на ст. Мишкино)» симпатизировали большевикам.

Это давало вполне конкретные плоды: митинги и саботажи. Характерно, что белая контрразведка в лице капитана Новицкого сделала вполне адекватные выводы:

«. Настроение рабочего населения района армии в большинстве противоправительственное; причины — неудовлетворительное экономическое положение рабочих.Необходимы реформы в этом направлении. »

Отступление белых казаков. Художник: А. Ромасюков.

На городское население вообще не было надежды: наиболее активные уже ушли либо к белым, либо к партизанам, либо просто дезертировали. Остались люди из разряда «ни рыба, ни мясо», притом не столь важно, какой у них был достаток: для войны они все решительно не годились, не тот «типаж». Кто побогаче, тот просто «сваливал»:

«Самые зажиточные выезжают еще тогда, когда фронт за сотни верст. »

А вот у «среднего класса» поведение было иным: они оставались, но были политически безразличными. Интеллигенция при мобилизации стремилась хорошо устроиться в тылу.

А бедняки — откровенно ждали прихода большевиков.

В третьей части я расскажу о выводах белой контрразведки и о зафиксированных «интересных случаях», добавлю несколько характерных штрихов к картине белого «колчаковского» тыла.