Чужие среди своих» — опасные противники большевиков в годы Гражданской войны

«Чужие среди своих» — опасные противники большевиков в годы Гражданской войны.

Конечно, в период Гражданской войны, несмотря на всеобщий бардак, сложились определённые «лагеря»: белые, красные, «третья сила», национальные формирования.

Однако, при ближайшем рассмотрении, перечисленные выше лагеря также распадаются на более мелкие составляющие, способные даже пойти друг на друга войной.

Потому я лично считаю, что опаснейшими противниками большевистского руководства были не только белогвардейцы и прочие «открытые враги». Пожалуй, даже поопаснее Деникина или Колчака для красных были собственные «атаманы-Наполеоны», дорвавшиеся до власти.

Такие «полевые командиры» руководили отрядами Красной гвардии и первыми формированиями РККА. Они пользовались авторитетом у революционно настроенных солдатских масс, но их лояльность центру была под сомнением. Эти вояки не чуждались погромов, грабежей, интриг, а дисциплина их как раз не привлекала.

И если бы большевикам не удалось бы пресечь всю эту «местную самодеятельность», то. они бы проиграли, как по мне.

Это чисто моё мнение, конечно. Однако, оно основано на вполне конкретных фактах, согласно которым военным успехам белогвардейцев сопутствовали разборки в «красном тылу» или даже прямо на «красном фронте».

Задолго до официально объявленного большевиками «Красного террора» он, террор, успешно практиковался вооружёнными формированиями «красногвардейцев», которыми очень часто управляли не большевики, а левые эсеры или анархисты.

К левым эсерам относил себя и печально знаменитый М.А. Муравьёв — бывший царский офицер, он достойно воевал в годы Русско-японской и Первой мировой.

Михаил Артемьевич Муравьёв парадной форме офицера Военно-учебного ведомства, с наградами (1914 год).

Его часто называют изобретателем тактики «эшелонной войны» (бои малочисленных отрядов, с опорой на железные дороги), но «прославился» Муравьёв благодаря погромам и мятежу. Ещё в феврале 1918 года «муравьёвцы» захватили Киев и устроили там «подлинную жесть»: обстрелы города из артиллерии, массовый террор против несогласных, контрибуции.

Местные большевики звали Муравьёва «вожаком бандитов», а сам Ф.Э. Дзержинский выдал ему такую характеристику:

«Худший враг не мог бы нам столько вреда принести, сколько он принес своими кошмарными расправами, расстрелами, предоставлением солдатам права грабежа городов и сёл. Все это он проделывал от имени нашей советской власти, восстанавливая против нас все население. Грабеж и насилие — это была сознательная военная тактика, которая, давая нам мимолетный успех, несла в результате поражение и позор. »

Но и это ещё не всё. В июле 1918 года Муравьёв пошёл уже на открытый мятеж против советской власти.

Во многом из-за этого мятежа красные на востоке страны начали терпеть поражения, потеряли Симбирск и Бугульму, а потом — вообще Казань. Замысел Муравьёва не удался, но последствия его «художеств» большевики расхлёбывали еще очень долго.

Не менее интересным персонажем был И.Л. Сорокин.

Кубанский казак, бывший эсер и тоже герой предыдущих войн, он был командующим Красной армией Северного Кавказа. Именно он воевал с белыми на Кубани и на Кавказе на начальном этапе Гражданской войны.

Военфельдшер 3-го линейного полка Кубанского казачьего войска вольноопределяющийся И. Л. Сорокин. г. Майкоп. 1914 год.

Но этот же Сорокин был даже в чём-то покруче Муравьева. Сначала он расстрелял командующего другой Красной армией, Таманской (!), потом — расстрелял ряд руководителей Северо-Кавказской Советской республики, включая председателя фронтовой ЧК (!!). Ну а затем уже самого Сорокина объявили вне закона.

Его расстреляли «таманцы»: судя по всему, мстили за своего командира.

А на фоне всего этого веселья «деникинцы» сумели, в конце концов, «зачистить» от красных Кубань и Северный Кавказ.

Революция дала возможность этим бывшим военным шанс стать «видными фигурами». Тот же Муравьёв, по свидетельствам современников, просто бредил «карьерой Наполеона», хотя уровню знаменитого француза не соответствовал.

Многие такие красные «полевые командиры» не желали становится простыми служащими, не хотели подчиняться центру и «новым порядкам». Идеологические убеждения подобных людей тоже очень часто не совпадали с мнением «коммунистического центра».

Я думаю, что, отчасти, именно боязнь появления новых «красных Наполеонов» стала одной из причин «чисток» в РККА тридцатых годов.

А потому, такие военачальники были с большевиками тогда, когда им это было выгодно (очень показательны в этом отношении судьбы Григорьева и Махно, отряды которых тоже какое-то время являлись составными частями РККА).

Повторюсь, вот эти конфликты «красных атаманов» с «центром» очень часто приводили к военным успехам белого движения, продлевая Гражданскую войну и обостряя её. И если бы красные со своими атаманами не справились, то и победа в Гражданской войне могла бы от большевиков ускользнуть.

С вами вел беседу Темный историк , подписывайтесь на канал, ставьте лайки, смотрите старые публикации (это очень важно для меня, правда) и вступайте в мое сообщество в соцсети Вконтакте , смотрите видео на моем You Tube канале . Читайте также другие мои каналы на Дзене: