Главная слабость белогвардейской пропаганды

Главная слабость белогвардейской пропаганды.

Пропаганда использовалась во многих вооруженных конфликтах, подрывая моральный дух бойцов вражеских армий. Особенно популярной стала агитация в двадцатом веке.

Если же говорить о Гражданских войнах, то здесь пропаганда и вовсе становилась архиважным делом. Ведь друг с другом дерутся граждане одной страны, бывшие друзья, коллеги и даже родственники.

Одними штыками Гражданскую войну не выиграть — эту аксиому прекрасно уяснили большевики, с их агрессивным стилем пропаганды. Яркие плакаты разжигали классовую борьбу, обличали недостатки белого движения, превозносили достижения большевиков.

И это давало результаты: нередки были случаи перехода целых частей на сторону РККА. Большевики поняли важность пропаганды среди большинства слоев населения еще в период Первой русской революции и, захватив власть, использовали прокачанный скилл агитации на полную катушку.

Революционные шествия, агитационные поезда, разнообразные отделы по работе с населением. Было ли что-то подобное у белых?

И да, и нет.

Охрана «красного» агитпоезда. Спойлер: были и белые агитпоезда.

Белая власть довольно быстро наладила собственную машину пропаганды, известную на юге под именем ОСВАГ. Данная пропагандистская организация в лучшее время насчитывала в своих штатах до десяти тысяч человек.

Там работали многие талантливые люди из числа русской интеллигенции, включая, например, Самуила Маршака (под псевдонимом «Доктор Фрикен»).

ОСВАГ стремился донести до населения цели и идеологию белого движения. Народу рассказывали о злодеяниях большевиков, о подвигах офицеров ВСЮР, о будущем Учредительном собрании.

Агитация белых уважительно относилась к крестьянам и рабочим, не стремилась создать классовую вражду, обращалась как к «верхам», так и к «низам» общества.

Вот например на этом плакате белый офицер объясняет рабочему, что все после победы у него будет ОК.

Но. все эти плакаты не блистали конкретикой. Если большевики говорили о красивом «новом обществе», об освобождении угнетенных и о «классовой мести», то у белых речь шла в основном о патриотизме, о духовных и даже демократических ценностях. Равно как и о немецких шпионах-большевиках (любили еще и еврейскую тему затрагивать).

Но подобные лозунги антибольшевистских правительств не могли привлечь основную массу населения. ОСВАГовцы вскоре оказались «страшно далеки от народа».

Слишком много внимания уделялось борьбе с большевиками и слишком мало — устройству будущей жизни, обещаниям недовольным гражданам лучшей жизни. «За все хорошее против плохих большевиков» — так можно охарактеризовать деятельность ОСВАГА и прочих белых инструментов агитации. Кроме того, различные печатные органы белых правительств зачастую обещали противоречащие друг другу вещи.

Оно и логично: в антибольшевистских формированиях собрались «каждой твари по паре», от эсеров до монархистов.

Кто смотрел фильм «Новые приключения неуловимых», тот меня прекрасно поймет.

Потому пропаганда белых в период Гражданской войны могла увлечь за собой лишь небольшую часть населения, поскольку а) была размытой б) противоречивой с) не оправдывавшей ожиданий д) «вакуумной». Впрочем, нельзя сказать, что у такой агитации совсем не было успехов: белым удалось увлечь за собой часть колеблющегося казачества и офицерства.

Но не основную массу населения страны.