Гражданская война: как офицеры с эсерами из-за красного флага поругались

Гражданская война: как офицеры с эсерами из-за красного флага поругались.

Гражданская война, несмотря на все свои ужасы, породила немало курьезных ситуаций.

Многие эксцессы были порождены рыхлостью антибольшевистского лагеря: ярые монархисты соседствовали с эсерами-революционерами, местечковые националисты — со сторонниками «России в границах 1914 года». Конечно, между людьми со столь разными политическими взглядами случались «недоразумения».

Один из самых ярких эпизодов был описан бывшим эсеро-меньшевиком Иваном Михайловичем Майским (судьба рассказчика была благополучной, дожил в СССР до 1975 года).

Произошел он в конце лета 1918 года, в Самаре. Там власть держал Комитет членов Учредительного собрания (сокращенно Комуч), состоявший практически из одних эсеров.

Над главным зданием Комитета преспокойно развевался. красный флаг!

Для эсеров это было делом нормальным, «терновый куст — мой дом родной». Но все изменилось в августе, когда в Самару заехала делегация офицеров из соседнего государственного образования, Временного сибирского правительства.

Данная власть располагалась восточнее и была куда консервативней. Процент правых офицеров у «сибиряков» был выше.

Флаг у тамошнего Временного правительства был бело-зеленым, командиры носили погоны без опаски.

Так вот, офицеры, неожиданно для себя, увидели на центральном здании в Самаре красный флаг. Сибиряки позвали дежурного коменданта и попросили «пояснить за красную тряпку».

Комендант попытался их арестовать, но вместо этого — сам оказался под арестом. Местные чиновники, перепугавшись, побежали к военачальнику Н. А. Галкину, он управлял военным ведомством Комуча.

Типичные антибольшевики 1918 года: боец Комуча, боец Сибирской армии, боец Ижевской бригады и чехословак. Каждый — фактически сам по себе. Колчаком тогда, кстати, еще и не пахло.

Но. Галкин оказался солидарен с сибирскими офицерами, отказался брать их под стражу:

«Я сам неоднократно говорил, что эту тряпку надо убрать. »

На общем совещании члены Комуча собирались сделать Галкину выговор, за нераспорядительность. А он пригрозил эсерам собственной отставкой.

И «учредиловцы» тут же пошли на попятную.

Оно и понятно: толковых военных, более-мене лояльных к эсерам, у Комуча почти не было. Заменить того же Галкина было тупо некем.

Фактически, гражданские органы Комуча гнули свою линию, военные — свою. Добровольцы и офицеры Комуча не хотели воевать под красным флагом, предпочитая национальные.