Как махновцы относились к «земельному» и «рабочему» вопросам

Как махновцы относились к «земельному» и «рабочему» вопросам.

Гражданская война в России началась, конечно, не только из-за социальных противоречий между богатыми, зажиточными и бедными слоями населения. Остро стоял на повестке дня и национальный вопрос, и политический.

Но как только начались крупномасштабные боевые действия, стало ясно, что народ во многих регионах относится ко всем сторонам конфликта довольно индифферентно. Нет, может, конечно, проголосовать там или сочувствие высказать. Но идти умирать за идеи о «Неделимой России» или о «Мировой Революции» или о «Вильной Украине»?

Нет уж, спасибо.

Большевики эту фишку просекли первыми. Потому, с одной стороны, кричали о будущем коммунистическом рае на земле и выпускали популистские декреты. А с другой — создавали новое государство и свою собственную власть, похлеще да пожеще царской.

Благо у монархии в России не было нормального агитационного аппарата.

Вот бы Николаю Второму нынешних журналистов, да радио с телевизором.

Оппонентами большевиков выступили белые правительства, анархисты, социал-демократы и национальные государства. Все они по-разному относились к собственности, иные за период войны так и не смогли выработать четкую доктрину, создать массовую социальную базу для собственных армий.

Махновцам это вполне себе удалось, хоть и в отдельном регионе. Как мы знаем, Нестор Иванович был противником национализма (любых его форм), государственности, возвращения старых порядков.

Так что мимо летят и большевики со своей диктатурой пролетариата, и белые с возрождением Великой России, и национальные окраины с местечковым патриотизмом. Что же остается?

А остается у Махно главный козырь. Земля и заводы.

Военно-революционный совет Махно в 1919 году дал четкий ответ на вопрос, «кому должны принадлежать земельные наделы и заводы». Народу, а не государству, которое что-то там за всех решает.

Павел Деревянко в роли Нестора Махно, сериал 2006 года.

Таким образом земля на подконтрольных махновцам территориях отходила крестьянам, которые могли обработать ее собственным трудом. Кулачество при этом сохраняло за собой такие же наделы на общих основаниях.

Рабочие же становились коллективными собственниками заводов, объединяясь в низовые управленческие органы. Такие советы должны были в итоге наладить взаимодействие с аналогичными организациями деревни.

А государство большевиков виделось махновцами угнетателем. Оно сменяло власть буржуазии, но по-прежнему пользовалось наемным трудом бесправного населения. Грубо говоря: «вчера вас тиранили буржуа во главе рыночка, сегодня тиранят комиссары во главе государства».

Такие дела.