Ноги Марэсукэ: японский генерал и его «пиррова победа»

Ноги Марэсукэ: японский генерал и его «пиррова победа».

Он сдаст и эту, ma parole! Российская империя проиграла Русско-японскую войну 1904—1905 годов. Впрочем, нельзя сказать, что для Японии это был «триумф триумфов».

Особенно показательна судьба национального героя Японии, Ноги Марэсукэ.

Этот военачальник руководил японскими войсками в период осады Порт-Артура, а также во время Мукденского сражения. А после войны. просил у императора разрешения совершить харакири.

Почему?

Дело в том, что во время Русско-японской войны погибло оба сына Марэсукэ. Один — в начале кампании, второй — во время штурма Порт-Артура.

Ноги Марэсукэ отчитался в своем докладе императору о потерях: только во время осады Порт-Артура японцы потеряли убитыми около 56 тысяч солдат и офицеров. После этих слов уже пожилой военачальник разрыдался, потребовав у императора разрешения на ритуальный обряд сэппуку.

Самурай не может вынести позора поражения или неоправданно высоких потерь, если речь о полководце.

Император, однако, поспешил успокоить своего генерала и взять часть вины на себя. В конце концов,именно «божественный» Мэйдзи был главой государства и одобрял военные планы.

Мэйдзи запретил Ноги «пороть горячку» и совершать упомянутый обряд. По крайней мере пока он, император Японии, жив.

Потому Ноги Марэсукэ прожил еще семь лет. Остаток жизни он посвятил созданию памятников ветеранам войны, финансировал госпитали для инвалидов конфликта.

Ноги Марэсукэ

А после смерти императора, в 1912 году, все-таки совершил сэппуку. Вместе со своей женой, Сидзуко.

В современной Японии продолжают почитать этого военачальника, в честь него даже храм построили.

Стоит отдать должное Ноги Марэсукэ — он следовал собственным представлениям о чести, детей от войны не прятал. Кроме того, он с уважением относился к русским военнопленным (как это непохоже на поведение японских войск в период Второй мировой войны!). А осада Порт-Артура виделась ему позорной.

Впрочем, взять эту крепость японцам так и не удалось.

Ее им сдали. Сдал комендант Анатолий Стессель.

Вот он.

Его потом за это судили, приговорили к смертной казни. Но вместо этого дали десять лет.

А потом и вовсе — помиловали, по повелению Николая Второго. По поводу этого черносотенец Владимир Пуришкевич написал веселую эпиграмму:

Я слышал — Стессель Анатоль
Посажен за измену в крепость.
Какая, говорю, нелепость:

Он сдаст и эту, ma parole!

То самое чувство, когда японский военачальник вызывает большее уважение.