Оставление Москвы Наполеону в 1812 году

Оставление Москвы Наполеону в 1812 году

Это был самый тяжёлый для России момент Отечественной войны

Исход из столицы

«Все дороги к востоку от Москвы по всем направлениям на десятки верст были покрыты беглецами, – писал историк Е.В. Тарле. – Население громадной столицы превратилось в скитающихся без пристанища кочевников».

«Хорошо одетые мужчины и женщины брели пеше, таща за собой детей своих и бедный запас пропитания: мать вела взрослых, а отец в тележке или за плечами тащил тех, которые ещё не могли ходить, – вспоминал о тягостных днях оставления Москвы ростовский городской голова М.И. Маракуев. – Гул от множества едущих и идущих был слышен весьма издалека и, сливаясь в воздухе, казался каким-то стоном, потрясающим душу».

Из примерно 200 тысяч жителей первопрестольной столицы в ней осталось едва 6000. Бонапарт занял опустевшую Москву.

А.Семенов, А. Соколов «Русская армия и жители оставляют Москву в 1812 году»

А.Семенов, А. Соколов «Русская армия и жители оставляют Москву в 1812 году»

Давать сражение под стенами Москвы или нет?

Большинство русского народа было полно решимости отстоять Москву. Разделял это чувство и М.И.

Кутузов, прибывший командовать армией. «По моему убеждению, с потерею Москвы неразрывно связана потеря России», – писал он московскому градоначальнику Ф.В. Ростопчину 17 августа 1812 года.

Но остановить французов в битве при Бородино 26 августа не удалось. Встал вопрос: дать врагу новое сражение под стенами Москвы или оставить её без боя? Русская армия ослабла под Бородино сильнее, чем французская.

Новая битва грозила оставить Россию совсем без армии. На военном совете в Филях 1 сентября Барклай-де-Толли высказал затаённую мысль Кутузова: «С потерею Москвы не потеряна Россия. Пока есть армия, войну можно продолжать с удобностью…»

А. Д. Кившенко «Военный совет в Филях в 1812 г.»

На следующий день Кутузов приказал одному из своих адъютантов провезти его через Москву окольными путями, чтобы никому не попасться на глаза. Это ему не удалось – на Яузском мосту экипаж главнокомандующего увидел Ростопчин. Восстановить их диалог не представляется возможным.

Вслед за тем Кутузов выехал за пределы Москвы и остановился на Рязанской дороге, по которой отступали войска. По свидетельству современников, впервые русские полки при виде главнокомандующего не кричали «ура!»

Оставление Москвы Наполеону в 1812 году

Трофеи Наполеона

По распоряжению Кутузова из Москвы были вывезены все приспособления для тушения пожаров. В то же время в городе было оставлено несколько тысяч раненых бойцов, которые потом погибли в пожаре.

В Кремле в руки Наполеона попали памятники воинской славы России – её трофейные знамёна и оружие, а также 608 старинных знамён русских полков. «Оставить оружие и знамёна врагу издревле у всех народов считалось позором, – пишет историк Н.А. Троицкий. – Такого их количества, как в Москве 2 сентября 1812 г. россияне ни до, ни после никогда не оставляли врагу без боя».

Эти почётные трофеи были вывезены Наполеоном из Москвы, как и другие сокровища Грановитой и Оружейной палат, и бесследно исчезли во время его отступления из России.

Пожар Москвы, вспыхнувший на другой день после вступления в город Наполеона, хотя и истребил две трети зданий города, оставил достаточно домов, чтобы разместить в них стотысячную армию завоевателей. Пожар не тронул продовольственных складов – запасов в них хватило бы армии Бонапарта на шесть месяцев. Победители захватили московский Арсенал, в котором находилось 156 пушек, 75 тысяч ружей, большое количество боеприпасов.

Всё это позволяло Наполеону расположиться в Москве с удобством. Тяготило только странное нежелание русских признавать себя побеждёнными.

Разложение армии Бонапарта

Все военные авторитеты того времени – Жомини, Веллингтон, Клаузевиц – потом единодушно писали: Наполеону надо было на следующий же день после захвата Москвы выводить армию из неё и преследовать Кутузова. Задержавшись в Москве, Наполеон обрёк свои войска на разложение и упадок боевого духа.

Но Наполеон не мог покинуть Москву сразу после её захвата. Для него, как и для каждого солдата его армии, взятие неприятельской столицы казалось долгожданным венцом войны.

Они не поняли того, что для русских это было только началом.

Я. Суходольский «Отход французов из Москвы» 1844 г.

Если вам понравилась публикация — не забудьте:

— нажать "палец вверх";

— подписаться на канал;

— оставить комментарий.

Еще больше материалов на нашем телеграмм канале
История Российской Империи. Подпишись