Пётр Великий в Полтавском бою

Пётр Великий в Полтавском бою

Про Петра Великого сложились ещё при жизни и уже три столетия пересказываются два противоположных мифа: один – героический, другой – очерняющий. Правда, как всегда, где-то посередине.

Всесильным героем Царь-Преобразователь не был, но и трусом тоже.

Вторая встреча с Карлом

Петру I принадлежало верховное руководство Русской армией как во время выдвижения к Полтаве, так и в ходе самого Полтавского сражения. Подобно своему сопернику – Карлу XII – Пётр не формально лишь царил над подчинёнными ему генералами, а лично командовал войсками.

Он в полной мере является творцом Полтавской победы, ему в наибольшей степени заслуженно принадлежит слава её.

Сначала Пётр изыскивал возможность оказать помощь осаждённой шведами Полтаве без большой битвы. Ведь главные силы русских и шведов, предводимые своими монархами, только второй раз сходились между собой в этой войне. Первая такая встреча – в ноябре 1700 года под Нарвой – окончилась катастрофой для Русской армии.

Карл казался непобедимым полководцем.

В ходе маневрирования на берегах Ворсклы было признано неизбежным дать шведам генеральное сражение. Двукратное численное превосходство Русской армии – 60 тысяч против 30 тысяч – и более чем двукратное (102 пушки против 41) в артиллерии давало надежду на успех в прямом столкновении.

Кадр из фильма

Какой была речь Петра перед битвой

Перед началом боя Пётр, как известно, воодушевил войска речью. Её текст дошёл до нас во множестве легендарных редакций. Наиболее достоверными считаются следующие слова: «Делайте, братья, так, как я буду делать, и всё, помощью Всевышнего, будет добро.

За победою, после трудов, воспоследует покой». Однако призыв войскам помнить, что они сражаются не за Петра, но за Отечество, Петру вручённое, характерны для идеологии его царствования, как её понимали и транслировали в будущее его сподвижники.

Царь – верховный главнокомандующий, а не рубака на лихом коне

Все приказы относительно перемещения русских войск на поле боя, производства атак, перехода к обороне и т.д. и т.п. отдавал, на основании докладов об обстановке и собственного визуального наблюдения, лично Пётр. Конечно, он не мчался на лихом коне впереди атакующих войск – не царское это дело. Этот образ, вполне близкий, впрочем, Карлу XII, был совершенно не к лицу русскому Царю.

Стремление советских кинематографистов представить Самодержца кем-то вроде Чапаева в короне гротескно по своей сути и объяснимо лишь социальным заказом и массовым вкусом (хотя и настоящий Чапаев, как известно, не скакал верхом из-за ранения).

Пётр Великий в Полтавском бою

В дореволюционной историографии упоминался эпизод, когда Пётр, заметив, что атакующие шведы прорвали позиции 1-го Новгородского пехотного полка, лично бросился туда, увлёк за собой вторую линию полка и восстановил положение. Изучение документов положило конец этой легенде.

В журнале боевых действий, который Пётр вёл собственноручно, было отмечено, что вторая линия русской пехоты не вступала в бой.

Царь находился там, где ему и положено было быть – на командном пункте. Его ясное видение боевой ситуации, его своевременные и чёткие приказы обеспечили перелом в ходе этой трудно начавшейся для русских войск битвы и конечный сокрушительный разгром шведов.

После окончания битвы Пётр действительно выпил за своих пленённых «учителей» – шведских военачальников, в духе рыцарских традиций ведения войны того времени.

Пётр Великий в Полтавском бою

Фотоматериал использован из свободного доступа Яндекс.

Если вам понравилась публикация — не забудьте:

— нажать "палец вверх";

— подписаться на канал;

— оставить комментарий.

Еще больше материалов на нашем телеграмм канале
История Российской Империи. Подпишись