Почему царское правительство не смогло объяснить народу цели Первой мировой войны?

Почему царское правительство не смогло объяснить народу цели Первой мировой войны?

Новости о начале «войны с немцами» поначалу были встречены восторженно. Но эйфория закончилась в том же, 1914, году.

Когда внезапно стало ясно: быстрой победы не будет.

Тем не менее, не возникало и ситуации а-ля «враги сожгли родную хату и съели последнего поросенка»: Первая мировая все же не являлась противостоянием моторизованных дивизий, да и шла с переменным успехом. До падения царского режима немцам с австрийцами не удалось оккупировать значительные территории Российской империи, это вам не «нашествие Наполеона» и не 1941 год.

Туркам вообще было очень плохо и грустно: русские войска успешно наступали на Кавказском фронте, практически не терпели от османов поражений.

Но для генофонда события носили тяжелый характер: было выбито немало кадровых офицеров и более-менее подготовленных солдат. Можно сказать, кадровая армия «сгорела».

На их место становились зеленые прапорщики из вчерашних горожан и желторотые солдаты из вчерашних крестьян. Требовалось объяснить людям: за что воюем?

Здесь сыграл низкий культурный уровень русского крестьянства, о чем крайне доходчиво написал военачальник Алексей Алексеевич Брусилов:

«. Сколько раз я спрашивал в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов.

Но кто же такие сербы – не знал почти никто, что такое славяне – было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать – было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя. »

За все хорошее против всего плохого.

Печальная, отвратительная картина. Русский народ не имеет понятия о славянах, не понимает целей войны.

Нет, конечно, царская пропаганда «пыталась». Типичные названия брошюрок того времени поражают своей наивностью: «Священный порыв России на великий подвиг», «Россия борется за правду» и так далее.

Правда и порывы оно, конечно, прикольно, высокодуховно. но какой прок с этого вчерашнему селянину?

Вместо того, чтобы внятно дать понять массам: «немцы — агрессоры, первые на нас напали и не сегодня, так завтра придут в вашу родную деревню и ее спалят» имперский «агитпроп» занимался высокопарным дуракавалянием.

Были, конечно, еще и старые-добрые лубки. Нечто похожее мы уже проходили во время Русско-японской войны 1904—1905 гг.: лихие казаки и бравые солдаты гонят японцев/немцев/турок/австрийцев/нужное подчеркнуть.

Здесь явно вдохновлялись действительно геройским подвигом казака Козьмы Крючкова.

Освещались подвиги, удачные операции. Подобные плакаты мы увидим и в советское время.

Но они будут лишь частью, частью агитационной работы, не ее авангардом.

В итоге и возникла та самая страшная ситуация, когда часть интеллигенции и офицерства вроде как за войну и понимает необходимость ее продолжения. Но вот простые солдаты, в массе своей — нет.

Им очень хотелось домой и очень не хотелось отправляться в мясорубку за тридевять земель.

Сыграло как вековое расслоение русского общества, так и неумение тогдашней власти полноценно «договориться с таможней», то бишь наладить диалог с низами, говоря на их языке.