Почему донские казаки поначалу не хотели принимать белых офицеров?

Почему донские казаки поначалу не хотели принимать белых офицеров?

Многие исследователи Гражданской войны в России считали и считают центром белого движения юг России. Именно туда уже в конце 1917 года ломанулись «быховские сидельцы», военачальники бывшей Российской империи: Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, И. Г. Эрдели и прочие.

Пробирались на юг и отдельные энтузиасты из числа офицерства. Причина проста: казачьи территории.

Старинный закон донских казаков гласил «с Дона выдачи нет»!

Выборный атаман Войска Донского А. М. Каледин захват власти большевиками не признал. Потому у противников большевиков появились надежды на формирование полноценных вооруженных сил, на мобилизацию казачьих масс.

Однако А. М. Каледин довольно прохладно встретил одного из основателей Добровольческой армии, М. В. Алексеева. Несомненно, сочувствуя белым, Каледин прекрасно понимал: казаки воевать не будут.

Донцы устали от трехлетней войны с немцами, теперь еще и это. Кроме того, на Дону к 1917 году казаки были «распределены» неравномерно.

Крупные города (Ростов) откровенно поддерживали именно большевиков, благо там было много рабочих. «Иногородние» требовали перераспределения земли.

Каледин вообще сначала думал «послать» белых куда-нибудь за пределы области Войска Донского. Но вмешалась «жизненная ситуация»: революционеры выступили против правительства Каледина, казаки же заняли, в массе своей, позицию нейтралитета.

Вмешательство «добровольцев» помогло Каледину выстоять, правда, ненадолго.

Офицеры «Алексеевской организации» сумели захватить Ростов. Но лишь на несколько недель. Образовался недолговечный «триумвират» между Корниловым, Алексеевым и Калединым.

Большевики к началу 1918 года стянули крупные силы, остатки почти полностью разложившейся армии с включением в нее революционных отрядов местной «красной гвардии».

В результате наступления большевиков белые на некоторое время превратились в «кочующую армию», а правительство Каледина пало.

Лишь немногие энтузиасты (такие как В. М. Чернецов) на тот момент оказали сопротивление. Подавляющее большинство казаков стремилось возвратиться к мирной жизни, многие «фронтовики» отдавали свое оружие красногвардейцам.

В начале февраля полностью сломленный атаман А. М. Каледин застрелился. Причиной такого поступка стало именно разочарование, неверие в возможность дальнейшего сопротивления.

Имел место быть и психологический аспект: Гражданскую войну начинать казакам очень не хотелось, они показали это еще летом и осенью 1917 года.

Так почему казаки на тот момент не желали воевать с большевиками? Во многом из-за усталости от войны, из-за незнания сути большевиков (да и Декрет о мире привлек положительное внимание казаков), из-за внутренних разногласий.

К тому же белые казались им некой «внешней силой» как и «красные». Страшный большевик Антонов-Овсеенко со своими красногвардейскими якобинцами для казачества был стихийным явлением. Которое вызвали именно «добровольцы» Корнилова и Алексеева.

Наконец, сами казаки мечтали об автономии родного края, о местном правительстве. Белые казались им при таком раскладе угрозой.

Впрочем, на Дону еще «полыхнет» по-настоящему. Но факт остается фактом: изначально поддержки от казаков белые не получили.