Подвиг воина Фомы Данилова

Подвиг воина Фомы Данилова

«Фома Данилов с виду, может, был одним из самых обыкновенных и неприметных экземпляров народа русского, неприметных, как сам народ русский», – написал о нём Фёдор Михайлович Достоевский.

Никого, кроме Бога и Царя

Фоме, сыну Данилы, была дана фамилия только в армии, по имени его отца. Происходил он из крестьян Бугурусланского уезда, что тогда был в Самарской губернии, а сейчас в Оренбургской области.

В 1869 году, несмотря на то, что он был единственным мужчиной в семье, его забрали в рекруты.

Служба тогда продолжалась уже меньше, чем в годы крепостного права – 10 лет, и у Данилова был шанс вернуться домой. Но в 1873 году он узнал, что его жена, в его отсутствие, родила неведомо от кого. Наверное, переживал Фома измену жены.

Кроме Бога на небе и Царя на земле, можно сказать, у него никого и не оставалось.

Мученичество

Служил воин Фома на туркестанской границе. Россия тогда вела войны за покорение Средней Азии. Разразилась война с Кокандским ханством.

В ноябре 1875 года во время нападения кокандской конницы на батальонный обоз, Данилов и несколько его товарищей были захвачены в плен.

Кокандом в то время правил Пулат-хан, который пытался придать своей борьбе с русскими характер священной войны против неверных. В пропагандистских целях он хотел заставить пленных принять ислам.

Те отказались.

«В какой вере родился, в такой и умру, – отвечал Фома палачам, – а хотите убить, так убейте». Хан велел зарезать остальных пленных на глазах у Данилова, но тот всё равно не попытался предотвратить свою смерть отступничеством.

Пулат-хан приказал расстрелять Данилова, целясь в руки и ноги, так, чтобы он умер от ран. 25 кокандцев дали залп из ружей.

Фома скончался через час. «Настоящий батыр», – с восхищением говорили про русского бойца узбеки.

Подвиг воина Фомы Данилова

Эту историю русские солдаты узнали впоследствии от пленных кокандцев и от жителей Маргелана, где это происходило. Потом останки Фомы Данилова были отысканы и перезахоронены с отпеванием и воинскими почестями.

В советское время его могила была утрачена.

Разное отношение в обществе

«Это известие, хотя и сообщённое всеми газетами, прошло как-то без особенного разговора в обществе», – вспоминал Достоевский про этот случай. Не совсем так.

Во всяком случае, на родине воина.

По ходатайству самарского губернатора, вдова Фомы Данилова получила казённую пенсию в размере 120 рублей в год – немало для крестьянской семьи в то время. Самарское губернское земство объявило сбор средств для семьи воина-мученика, и в короткий срок собрало 1320 рублей.

Из них вдова получила 720 рублей, а остальные 600 были положены в банк на имя её дочери (чей отец остался неизвестен) до достижения ею совершеннолетия.

В этой истории остаётся невыясненной одна важная сторона: имена товарищей Данилова, тоже казнённых врагом за их верность Царю, Отечеству и Православной вере. Ведь они не в меньшей степени заслуживают памяти и прославления.