Слезайте с чемоданов» или «неприличная» телеграмма белого военачальника Слащева

«Слезайте с чемоданов» или «неприличная» телеграмма белого военачальника Слащева.

Яков Александрович Слащев — один из ярких представителей «белого лагеря» в годы Гражданской войны. Талантливый преподаватель, ветеран Первой мировой войны, грамотный полководец.

В историю он вошел прежде всего как архитектор успешной обороны Крыма от большевиков. В начале 1920 года казалось, что белое движение будет ликвидировано до весны: постоянные поражения, разложение войск, утрата боевого духа, срыв эвакуаций.

Но Слащеву удалось, всего лишь с несколькими тысячами солдат и офицеров, удержать вверенный ему участок.

«. Хороший строевой офицер, генерал Слащёв, имея сборные случайные войска, отлично справлялся со своей задачей.

С горстью людей, среди общего развала, он отстоял Крым. » (с) «черный барон» П. Н. Врангель о Слащеве.

Тактика Слащева была революционной и непонятной для современников: он оставлял на укреплениях лишь разведку для наблюдения за врагом. Основную же массу своего небольшого воинства Яков Александрович прятал в тылу, в теплых помещениях.

А дальше случалось своеобразное «шоу Бенни Хилла»: красные части выбивали с укреплений авангарды Слащева, наступали и. ночевали посреди голой степи, при температуре минус двадцать. А наутро их гнали обратно отдохнувшие, сытые, проведшие ночь в тепле отряды «генерала Яши» (как бойцы звали своего командира).

«. свой командный состав за большие потери в частях я караю, а если большие потери являются не случайным, а постоянным явлением, то отчисляю лиц командного состава от должности. » (с) Я. А. Слащев.

И так несколько раз подряд. С января по март большевики неизменно «брали Перекоп», а потом отступали обратно.

Слащев мертвой хваткой вцепился в Крым, считая эти бои «личным делом», поклявшись ранее собственной честью.

Однако тыловики и толпы беженцев, так называемая «общественность» Слащева критиковала. Кто-то — за жестокость, но большинство — просто боялось, что Крым в следующий раз не удастся удержать.

Еще в январе Слащев дал дополнительный повод себя покритиковать, выразив собственное отношение к «критиканам».

Слащев со штабом.

Поздно вечером 24 января Слащев был все еще занят: отдавал распоряжения летчикам, планировал отражение следующей атаки. И тут, немного не к месту, к «Яше» пришел сотник Фрост.

Это был вояка исполнительный, но не «интеллектуал».

Дело в том, что в тылу царила паника: ожидали появления красных, результат боя был для всех секретом. Вот Фроста и направили к Слащеву, чтобы последний рассказал о ситуации на фронте.

Занятый недовольный Слащев бросил фразу: «Передай, что вся тыловая сволочь может слезать с чемоданов!»

Победа должна достигаться «малой кровью», для этого мы и получаем военное образование. (с) Я. А. Слащев.

В своих воспоминаниях Яков Александрович признавал, что был слишком резок, в состоянии нервного напряжения попросту «не подумал». Как знать, как знать.

Сотник Фрост, будучи «идеальным исполнителем», повторил все в точности. Выражение стало «достоянием общественности», на Слащева тут же посыпались жалобы.

«. Сознаюсь, я извелся — тут дело, а там продолжается паника — и резко отвечаю: «Что же, ты сам сказать ему не мог?» (с) из воспоминаний Слащева.

Впрочем, «Слащев-Крымский», полагаю, выговоры не особо читал. Ему предстояло отражать еще ряд штурмов.

Слова же Слащева впоследствии по-своему использовал Михаил Афанасьевич Булгаков в своей пьесе «Бег». В данном произведении прототип Слащева — военачальник Хлудов — говорит похожую фразу, но чуть по иному:

Ну и конечно же я рекомендую советский фильм «Бег», в нем типаж Слащева-Хлудова был замечательно передан актером Владиславом Дворжецким.

«. Поезжайте, господин Корзухин, в Севастополь и скажите, чтобы тыловые гниды укладывали чемоданы!» (там по сюжету красные уже прорвались и надежды нет)

Слащев, как мы знаем, эмигрировал. Но вскоре поссорился с начальством.

Желание заниматься любимым делом, конфликты с другими белыми, определенные изменения в убеждениях привели бывшего белого генерала обратно, в советскую Россию. Он вновь стал блестящим военным преподавателем (курсы «Выстрел»), призывал эмигрантов возвращаться.

А в 1929 году был убит неким «евреем-мстителем». Была ли это частная инициатива или беспокойного Слащева «убрали»?

Это мы вряд ли когда узнаем.