Вооруженный народ» или роль донских казаков в Гражданской войне

«Вооруженный народ» или роль донских казаков в Гражданской войне.

Донские казаки сыграли очень интересную и печальную роль в Гражданской войне. Свободолюбивые пассионарии поначалу старались избежать кровопролития и не поддерживали бежавших на Дон белогвардейцев.

Но вскоре «полыхнуло». Социальные противоречия стали причиной жестокой войны на донских землях.

Война эта была необычной, полу-партизанской, «всех против всех». Были на Дону и сторонники большевиков, и фанаты «Единой-Неделимой», и «атаманцы», ратовавшие за независимость Войска Донского вообще от всех. Конечно, лучше Михаила Шолохова об этих масштабных, но суровых событиях вряд ли кто-то когда-то напишет.

Если речь идет о художественной литературе, разумеется.

О «колебаниях» донцев писали многие. Современникам казалось удивительным, как это покладистые ранее «жандармы-казаки» превратились в плохо управляемую, непредсказуемую даже для самих себя стихию.

Очень интересным в данной ситуации выглядит мнение А. И. Деникина. Осмысливая причины «русской смуты», бывший военачальник белого движения говорил и о донском казачестве, о его успехах и неудачах.

Самым страшным явлением в глазах Деникина было распространение легенд. Казачьи лидеры, по мнению Главнокомандующего ВСЮР, заигрывали с казаками, используя как шовинистические настроения, так и иллюзии на тему «заграница нам поможет».

«Вооруженный народ» или роль донских казаков в Гражданской войне.

Но даже самый ярый казачий самостийник, атаман Краснов (самостийность доведет его до сотрудничества с гитлеровцами), признал в минуту отчаяния: «. ведь у нас нет полков старого времени: у нас вооруженный народ, толпа. Она поддается настроению. И когда повернула назад, то ее трудно остановить. »

И Деникин считал, что эта причудливая борьба донских казаков: от пофигизма до стойкости, от героизма до грабежей — была символом времени. Революции затронули все классы общества, в том числе и казаков.

Они тоже стали вооруженным народом.

Командный состав и танкисты Донской армии, 1919 год.

Те растерялись в такой ситуации, не зная, что делать: договариваться с большевиками, «запиливать» свою райскую республику а-ля Запорожье или присоединяться к белым. Такое поведение не сходится с банальными желаниями «пожечь-пограбить», отомстить или обезопасить свою хату с краю. хотя, безусловно, бывали и такие субъекты.

Но рядовой казак все же был ближе к Григорию Мелехову, которому, после всех испытаний, просто не оставалось места в новой советской России.

Впрочем, Деникин, судя по всему, на казачество обиды не держал:

«. донское казачество напрягало большие усилия, разорялось и бескровило в борьбе, которой не видно было конца. »