День памяти и скорби: историческая правда России — История России

День памяти и скорби

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Восемьдесят лет назад войска нацистской Германии вторглись в пределы Советского Союза, исполняя преступный приказ Гитлера.

Этот день разделил жизни граждан нашей страны на «до» и «после». Тогда мало кто мог предположить, какой кровопролитной и страшной окажется эта война для советского народа.

В современных календарях 22 июня отмечено как День памяти и скорби.

Последние часы мира

Главные события того дня разворачивались на западных рубежах СССР. После вероломного нападения нацистов прошло полтора часа, когда посол Германии в Советском Союзе Вернер фон Шуленбург вручил наркому иностранных дел Вячеславу Молотову ноту об объявлении войны. В Берлине такую же ноту получил советский посол Владимир Деканозов.

Тем временем большая часть страны еще не знала о происходящем и жила обычной жизнью. С утра открывались магазины, кинотеатры, музеи, люди собирались на работу.

В столице никто и предположить не мог, что через две недели ЦУМ превратится в армейские казармы, а прошедшие 20 и 21 июня выпускные вечера на ближайшие четыре года станут последними мирными мероприятиями для бывших школьников. В 11 часов утра в московском парке «Сокольники» пионеры встречали ребят из Московской области – состоялась торжественная линейка.

А враг, атаковавший западные рубежи СССР, уже продвинулся на 15-20 километров вглубь страны.

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

Не прошло и суток с момента последних выпускных: миллионы вчерашних школьников танцевали, смеялись, мечтали, готовились к новому этапу жизни. Но и предположить не могли, что через несколько дней многие из них уйдут на фронт.



Тем же субботним вечером 21 июня 1941 года люди гуляли в парках, ходили в театры и на выставки, наблюдали за футбольными матчами. Во многих московских театрах как раз прошли премьеры, после чего труппы уехали на гастроли. Там, на юго-западных рубежах Советского Союза, их и застала война.

Сформировались фронтовые бригады для поднятия духа бойцов – самые первые появились уже 22 июня.

В полдень по радио выступил Вячеслав Молотов: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города – Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек». Обращение наркома иностранных дел многие слушали, находясь на улице, в парках и на стадионах.

В больших городах и маленьких населенных пунктах население охватила тревога: по воспоминаниям современников, «женщины плакали, а мужчины зло хмурили брови». 22 июня в утренней печатной прессе не было ни слова о войне, многие газеты не успели сверстать новые номера со страшным сообщением. Текст выступления Молотова затем четырежды зачитывал диктор Юрий Левитан, прозванный впоследствии личным врагом Гитлера.

Так он описывал события этого дня: «Когда ранним утром нас, дикторов, вызвали на радио, уже начали звонки раздаваться. Звонят из Минска: «Вражеские самолеты над городом», звонят из Каунаса: «Город горит, почему ничего не передаете по радио?», «Над Киевом вражеские самолеты».



Женский плач, волнение: «Неужели война»? И вот, я помню, включил микрофон.

Во всех случаях я помню, что волновался только внутренне, только внутренне переживал. Но здесь, когда я произнес слова «говорит Москва», чувствую, что дальше говорить не могу – застрял комок в горле.

Из аппаратной уже стучат: «Почему молчите? Продолжайте!» Сжал кулаки и продолжал: «Граждане и гражданки Советского Союза…»

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

После обращения Молотова в военкоматы выстроились длинные очереди добровольцев. По примерным оценкам, только в первые часы после сообщения о войне их насчитывалось десятки тысяч.

Узнав, что нацисты напали на СССР, люди всюду пропускали военных: в магазинах, столовых и других общественных местах им уступали места. По распоряжению московских властей на киносеансах 22 июня перед показом художественных фильмов на экраны выводили обучающие записи: «Простейшие укрытия от авиабомб» и «Светомаскировка жилого дома».

Жители центральной части Советского Союза замерли в ожидании вестей.

«Мое место на фронте. Все мои друзья защищают Родину»

О первом дне Великой Отечественной войны свидетели тех грозных лет оставили массу воспоминаний. Дневники вели студенты, военнослужащие, рабочие, деятели науки и культуры. Будущий редактор журнала «Сибирские огни», а в 1941 году – выпускница средней школы в Ленинграде Нина Соболева рассказывала, что первой эмоцией после обращения Молотова был шок.

Девушка признавалась, что у нее не укладывался в голове весь ужас происходящего: «Пишу и не верю этим словам – бомбили?! Уже льется кровь?! В четыре утра.



В четыре утра мы с ребятами возвращались с набережной Невы. Что же будет?».

Отец Нины был среди первых добровольцев – молча взял документы и ушел в военкомат. Плакали соседи по коммунальной квартире, у которых совсем недавно родился ребенок, а теперь молодой семье придется разлучаться, отпускать отца на фронт. «Мы с ребятами собирались сегодня встретиться и ехать на пароходике в Петергоф.

Как это все далеко уже – выпускной бал, танцы, смех, всякие планы. А прошло всего несколько часов. » – завершила девушка свою дневниковую заметку.

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

Студенты в эти летние дни готовились к экзаменам – в университетах страны шла сессия. Историк из московского института ИФЛИ Владимир Стеженский вспоминал, что 22 июня вышел с другом на Арбат сразу после сообщения по радио. На улицах находились толпы людей: многие в спешке пытались закупить самые необходимые продукты и предметы быта.

Стояли очереди за спичками, сахаром и солью. Друзья вспоминали своего школьного товарища, служившего в то время под Севастополем. Сам Стеженский на фронт попадет весной 1942 года, он стал военным переводчиком разведотдела.

А пока мысли о предстоящих экзаменах в дневнике молодого человека перемежались с рассуждениями о том, что теперь ждет Москву: «На улицах погасили фонари. Затемнение. Это новое слово, придется к нему привыкать.

По радио предупредили: если в комнатах горит свет, необходимо закрывать окна изнутри занавесками, покрывалами, одеялами, чтобы свет наружу не проникал».

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

На первых порах в обществе витала надежда на скорое завершение войны. Само нападение Германии на СССР вызывало удивление: неужели немцы рассчитывают на то, что им удастся сломить советский народ? Главный механик Ленинградского металлического завода Георгий Андреевич Кулагин рассказывал, что среди рабочих царило боевое настроение: «На кого полезли, совсем, что ли, с ума сошли?!



Конечно, немецкие рабочие нас поддержат, да и все другие народы поднимутся. Иначе быть не может!».

Некоторые даже предполагали, что Красная армия сможет за неделю отбиться от противника, а еще через месяц дойдет и до Берлина. Увы, столь оптимистичные прогнозы были катастрофически далеки от истинного положения дел.

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

Советская молодежь с неподдельным энтузиазмом отправилась записываться в добровольцы. Незнакомые с тяготами войны, совсем юные ребята не только мечтали спасти Родину от врага, но и отличиться как герои, не отсиживаться в стороне и, как ни удивительно это звучит, «успеть повоевать».

Часто, уходя на фронт, говорили близким: «Не нужно грустить, через три-четыре месяца война закончится». Капитан ветеринарной службы Н.А.

Набель вспоминал, что перед отправкой на фронт бойцы пребывали в бодром настроении и клялись родным, что скоро вернутся домой. Праздник 7 ноября твердо намеревались отметить уже под мирным небом.

День памяти и скорби: историческая правда России - История России

Один из добровольцев, стремившихся во что бы то ни стало попасть на фронт, писал: «Почему нас не взяли в армию или нам не доверяют оружие? Очень нам обидно, что мы не попали участвовать в боях на защиту социалистической Родины, и просим весьма серьезно направить нас на фронт. Очень мне обидно, что все мои товарищи на фронте, а я все еще дома».

Люди двигались по автостраде Москва – Минск, искали призывные пункты и требовали оружие – некоторым отказывали, и спустя некоторое время они возвращались снова. Академик Петр Леонидович Капица в 1941 году сказал: «Мы знаем, что война эта будет тяжелая, потребует от всех нас больших жертв».



Однако стремление отдать долг Родине не угасало даже после того, как с фронта начали приходить печальные известия: «Красная армия отступает, враг захватывает новые территории, по-зверски обращаясь с мирным населением». Вера в то, что советский народ справится с нацистами, не иссякала, хотя было уже ясно, что Великая Отечественная война продлится не месяц и даже не год. Представить невозможно было только одного, что война станет колоссальным испытанием для страны, принесет горе и потери почти в каждую семью.

22 июня мы вспоминаем всех, кто героически жертвовал собой, чтобы День Победы настал как можно скорее, а новые поколения жили в мире и согласии.